Жизнь после инсульта реальный опыт восстановления

Читать онлайн Жизнь после инсульта. Реальный опыт восстановления после удара, доступный каждому! страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Жизнь после инсульта реальный опыт восстановления

Эта книга написана человеком, перенесшим инсульт в тяжелой форме. Его мужество и настойчивость, нежелание смириться с инвалидностью совершили чудо: Сергей Викентьевич Кузнецов смог вернуться к активной жизни в довольно короткие сроки. Его уникальный опыт станет поддержкой каждому.

Вы узнаете о том, что такое инсульт, о его последствиях, первых этапах лечения, наиболее эффективных приемах и способах восстановления здоровья.

У вас или близкого вам человека случился инсульт? Не отчаивайтесь, у вас есть надежда. На любой стадии постинсультного состояния восстановление здоровья возможно.

Сергей Викентьевич Кузнецов – Жизнь после инсульта 1

От автора Почему я написал эту книгу и как ее читать? 1

Предисловие 1

Глава 1 – Что нужно знать об инсульте 2

Глава 2 – Перспективы и основные направления восстановления после инсульта 7

Глава 3 – Психосоматика наоборот, или диалог с организмом 16

Глава 4 – Практика восстановления функций организма 18

Приложения – Лечебная гимнастика в первые дни после инсульта. Первые движения (По А. Н. Беловой) 25

От автора Почему я написал эту книгу и как ее читать?

Книга эта написана человеком, перенесшим инсульт в тяжелой форме, что привело первоначально к инвалидности 2-й группы с полной нетрудоспособностью. Благодаря грамотному и комплексному применению методов лекарственной и физиотерапии, нетрадиционных методов лечения и психологических методов воздействия автору удалось восстановить свой организм в довольно короткие сроки.

Книга предназначена тем, кто желает поднять на ноги близкого человека или же пытается подняться сам после тяжелого инсульта, кто хочет делать все собственными руками, ходить самостоятельно и общаться без помех.

Это не занимательная книга, и поднятые в ней вопросы может воспринять только тот, кто был или находится в данный момент в шкуре инсультника, или близкий ему человек.

Эта книга окажется незаменимой для того, кто только что перенес тяжелый инсульт, растерян, подавлен, не знает, что и как ему делать, начиная буквально с первых дней, часов, недель, спустя месяцы или через год после случившегося.

Она поможет избежать первых ошибок при восстановлении здоровья, ведь в ней содержатся ценные советы, которые очень сложно получить в реальной жизни. Также эта книга даст надежду тем, кого отчаяние бесполезности предпринятых усилий охватывает спустя долгое время после инсульта.

Прочитав ее, вы узнаете о том, что такое инсульт, о его последствиях, первых этапах лечения, наиболее эффективных приемах и способах восстановления здоровья после инсульта.

Также в этой книге даются советы по уходу за больным человеком, по одеванию и раздеванию, передвижению, лечению травами и плодами, по восстановлению речи и двигательных функций конечностей и т. п.

Большинство советов, содержащихся в книге, не требуют больших денежных затрат и рассчитаны на тех, кому медицинская помощь недоступна из-за дороговизны, или тех, кто проживает вдали от крупных медицинских центров.

Лечение после инсульта – это не просто последовательность приема лекарств, уколов, сеансов иглорефлексотерапии, массажей, лечебной физкультуры и иных физиопроцедур, что подробно описывается в книге.

Это также и новое мировоззрение, миропонимание и восприятие себя самого и своего организма, своей новой роли в жизни и в обществе.

Это комплексная и в то же время цельная философия успеха, философия эффективного восстановления здоровья, и требует она не беглого пролистывания страниц, а внимательного и вдумчивого чтения.

Предисловие

У вас или близкого вам человека произошел или, как говорят врачи, развился инсульт. Скорее всего, организм до этого момента сообщал вам о сбоях в своей работе, как, например, сигнализирует водителю о неисправностях в охлаждающей системе автомобиля специальная лампочка.

Вы же не спешили ликвидировать неисправность, не торопились к врачу, надеясь успеть “доехать целыми”. О том, как нужно было вести себя и беречь свое здоровье, говорить уже поздно – не вините себя ни в чем. Да, то, что случилось, – ужасная расплата за ваши беспечность и самонадеянность, но заниматься самобичеванием поздно.

В данный момент важнее переключиться от поиска причин развития инсульта к задаче быстрого и эффективного восстановления здоровья после случившегося. При этом следует понимать, что впереди у вас неблизкий и трудный путь. Запаситесь желанием восстановиться и терпением, приготовьтесь к новому упорному ежедневному труду.

Теперь это – ваша новая работа, ваша новая профессия, если хотите. Это именно восстановительный период, а не время отпуска, лежания в постели, ничегонеделания или вынужденного отдыха.

Составьте распорядок дня и старайтесь его придерживаться. Поверьте, он будет очень плотным и насыщенным, а временами и трудновыполнимым. Относитесь к выполнению упражнений, водным процедурам, работе с массажерами и т. п. как к ежедневной, тяжелой, но необходимой работе. Не поддавайтесь отчаянию, если желаемый результат приходит не так быстро, как вам хотелось бы.

У меня развился геморрагический инсульт в тяжелой форме. Зона поражения головного мозга была размером примерно с куриное яйцо. При неглубоком кровоизлиянии могла бы помочь нейрохирургическая операция. Однако в моем случае, в связи с неповерхностным кровоизлиянием, она не дала бы положительных результатов, поэтому мне оставалось лишь медикаментозное лечение.

В результате инсульта у меня возникли паралич (гемипарез) правой руки и правой ноги, повреждения лицевого нерва и речи, девиация (западание, отклонение) языка вправо, моторная афазия, деменция, ухудшились слух и зрение, развились контрактуры.

В течение первого месяца после случившегося я не мог поднять руку или ногу, пошевелить пальцами правой руки или ноги. Прогнозы врачей через месяц лечения были неутешительными.

Предполагалось, что полгода я проведу в лежачем положении, а потом всю жизнь буду ходить с помощью костыля или трости, волоча правую ногу, а моя правая рука навсегда останется нерабочей, будет висеть плетью.

Только через полтора месяца я начал садиться на кровати и примерно в это же время впервые пошевелил большим пальцем правой руки. Этот день был самым радостным для моих близких после инсульта.

Имея слабую ногу и слабую руку, используя четырехопорную трость, я начал делать первые неуверенные шаги непослушной ногой по больничной палате, а затем и по коридору. Спустя 4 месяца мои близкие привезли меня на медико-социальную экспертизу (МСЭК).

Состояние мое было таково, что без каких-либо взяток, блата, степени крутизны, без какой-либо подготовки вопроса и предварительных уговоров впервые увидевшие меня члены медико-социальной экспертной комиссии сразу же присвоили мне 2-ю группу инвалидности и 3-ю степень ограничения трудовой деятельности (“полностью нетрудоспособен и нуждается в посторонней помощи”). Прогноз моего возможного восстановления врачи официально оценили как маловероятный.

А теперь – прошу вашего особого внимания! Уже спустя девять месяцев после инсульта я на свой страх и риск сделал первую пробную поездку на своем автомобиле. Еще через месяц я под контролем второго водителя совершил первый безостановочный автопробег по оживленной автотрассе М4 “Дон”, преодолев расстояние в 360 км за 5 часов.

В настоящее время я смело и уверенно вожу автомобиль, совершаю сложные маневры в условиях гололеда, пробок и напряженного движения миллионного города, практически ежемесячно совершаю безостановочные автопробеги по 400 км с довольно высокой средней скоростью передвижения (более 80 км в час). Не стоит говорить и о том, что я полностью обслуживаю себя сам и в посторонней помощи не нуждаюсь. А как работают мои память и мозг, вы сможете понять, прочитав эту книгу, написанную и набранную лично мною на клавиатуре компьютера.

Указанное выше подтверждает, что, несмотря на мрачные медицинские прогнозы, можно быстро и эффективно восстановить здоровье после инсульта.

Я согласен с общеизвестной истиной, что инсульт – малоизученная болезнь, возникающая в результате поражения участков головного мозга. Это связано с тем, что мозг человека исследован врачами всего на 40 %. С точки зрения науки он используется организмом всего на 20 %.

Как работают остальные 60 % мозга и для чего человек носит в собственной голове неиспользуемые им 80 % мозга, никто пока точно не знает. Полной загадкой являются также взаимосвязь нейронов в голове, нейропластичность мозга, его способность самовосстановиться. Практически неизвестно, как лечить повреждения мозга.

Каждый раз лечение происходит, можно сказать, эмпирическим путем, в попытках повлиять на потаенные участки этого органа.

Источник: https://dom-knig.com/read_195031-1

Реальные примеры восстановления

Жизнь после инсульта реальный опыт восстановления

Нам приходит много писем с рассказами наших читателей о том, как проходит их восстановление. Много интересных писем, с позитивным опытом. Большая часть переживших инсульт людей активно и результативно восстанавливаются.

Но есть письма которые обязательно хочется опубликовать. В них рассказывается про реальный опыт восстановления, который вызывает огромное уважение! Вчера нам написала Татьяна. Она рассказывает о своём муже Александре.

У него произошел инсульт в конце января 2017 года.

«…Пишу от имени мужа. Инсульт настиг Александра в конце января 2017 года. 55 лет. До происшествия , отжимался 60 раз без остановки от пола, 20 раз подтягивался, 80 раз приседал.

Пишу я потому, что муж “чукча не писатель, чукча читатель”. И видимо, для меня сейчас это тоже очень большая проблема, так же, как для мужчины, так и для его супруги в одну ночь, остаться без опоры, а вернее стать опорой всем-мужу, детям, старшему поколению, остаться единственным добытчиком-не легко…

Начинаю издалека. Муж всегда был спортивным человеком — зарядка, бег, лыжи. Лет шесть назад его здорово скрутило — две межпозвоночные грыжи. Спать не мог, соответственно ходить, сидеть — тоже . Вердикт – операция, корсет. 3,5 месяца хождения по врачам, попытки восстановится без хирургического вмешательства.

Через знакомых нашли хорошего врача-массажиста (не мануальщика), он снял зажимы, ушла острейшая боль. Этот же массажист порекомендовал курс физических упражнений на укрепление мышечного корсета. Ежедневная 50 минутная гимнастика. Через 9 месяцев после первого приступа Саша почувствовал себя здоровым человеком.

Ежедневная гимнастика продолжалась все шесть лет, постепенно увеличивались нагрузки, именно поэтому такие результаты отжимания, подтягивания, приседания. Потом добавилось обливание холодной водой. Лениться себе позволял только по воскресеньям. Бывали сильные простуды, зарядка не делалась 3-4 дня , спина начинала ныть. Поэтому спорт стал неразрывным спутником нашей семьи.

Года три назад меня подвели колени, но тут виновата сама, при начальной стадии никуда не ходила, довела сама себя до состояния скакания на одной ноге и падания в обморок от боли. И опять — врачи, рекомендация операции и поиск альтернативы. Повезло — нарвалась после хирургов на врача травматолога — его вердикт — спорт и все будет отлично.

В ближайшем спорт клубе оказалась замечательная женщина-тренер. Именно от нее я взяла твердую установку, которую внедряю в своей семье — нет проблем , есть ЗАДАЧИ — они разные, сложные или простые, но это не проблемы.

В августе 2016 года ездили в Кисловодск. Саша скакал , как горный козлик , до завтрака на Большое Седло. Если я не путаю — это 12 км в одну сторону. И рассказывал мне изумительные истории о спутниках — семья , с 4-мя детишками, младшему 5-6 лет, ходили с ним наравне. А бабульку одну он так и не смог догнать вплоть до Большого Седла, ей 84 года. Это к тому, что мой муж — не супер-спортсмен.

27 января 2017 года ничего не предвещало беды. Немного побаливала голова, но ритуал как всегда — зарядка, обливание, завтрак. Потом скорая, снимки, диагноз — геморрагический инсульт , обширное кровоизлияние в левое полушарие. В приемном покое я была с его начальником, который моего мужа списал (теперь помогает и морально, и физически).

Именно в этот момент и вплыло первое «не дождетесь» , и я не ожидала, что это будет не единожды… В ближайшей больнице врачи спасли ему жизнь. Меня предупредили — 8 дней критические, потом на третьей неделе возможен рецидив. Восемь дней — отметки в календарике… Ожидание третьей недели… Все обошлось в тот момент. Реабилитация началась сразу после реанимации, на 4 день.

Может это было не нужно, но каждый день, начиная с 5-го к нему приезжали разные люди — друзья, родня, дети. Коллег я просила не ездить, а ходить в Церковь. Ему было стыдно быть беспомощным, поэтому на 5 день — есть начал самостоятельно. На 7-й начал ходить с ходунками, на 8-й к нему пришла женщина физиотерапевт, которая заменила всех — логопеда, физиотерапевта, психолога.

Азбука, развивающие игры, тренажер для рук – «ежик», кто-то притащил для этих же целей обычную шишку. Все это поселилось в палате. Саша не сильно понимал, для чего это надо, и мало тогда всем этим занимался — он ходил, с ходунками много и долго, громыхая по всем коридорам больницы. Состояние невменяемости, злоба на весь окружающий мир и недовольство больницей сопровождало его вплоть до выписки.

Точно не могу сказать когда, вроде через неделю, но ходунки он оставил и ходил, пошатываясь самостоятельно. После реанимации, для такого диагноза он был в отличной форме — все части тела двигались, говорить мог, видел. Я радовалась и строила планы на лето… В этот момент я ничего не читала в интернете, никаких страшилок, где-то внутри сидело – «не дождетесь» и все это не про нас.

Прочитала только, что реабилитацией надо заниматься с первого дня, а поскольку не знала как — приняли с мужем решение ехать в реабилитационный центр. И вот тут была моя первая ошибка — я отложила выяснение причины инсульта на потом, и это нам здорово аукнулось. И вторая ошибка — мы выбрали центр в области — свежий воздух, хорошие условия, выписывают больничный, есть все специалисты…

Никто ж не думал о плохом. А ведь в случае обострения, из таких центров везут не в Москву, а в больницу ближайшего районного центра.

16 февраля 2017 года мы отправились в реабилитационный центр. 10 дней все было хорошо, тренер ЛФК, массаж, логопед, невролог, невропатолог. Начал выходить самостоятельно на улицу, познакомился с «коллегами» по центру.

В больнице и потом в центре всегда лежал на правой стороне, либо голова , повернута на право. Стала болеть шея. Пока не выяснили, что стало с шеей, похоже на остеохондроз ( на днях делали рентген, скоро узнаем) . Шея теперь является мощным измерителем давления — болит, значит давление повышено.

Только тут тоже надо принимать во внимание, что для нас повышенное давление 130/80, а нормальное 110/70. И вот в центре — давление 130/80 держится 3 дня, врачи считают это нормой, у меня истерическое состояние-предчувствие беды…

2 марта Саша теряет ориентацию в пространстве, его перевозят на скорой в ближайшую больницу. Делают снимок, ставят капельницу и говорят, что расшифровка снимка будет готова через неделю (получается 9 марта). На меня накатил ужас, «не дождетесь» , и кипучая деятельность.

На следующий день, наняв скорую, переговорив с Заведующим отделением, перевожу мужа в Москву. Врач в недоумении- зачем торопиться, он же говорит, и все рассказывает, и вообще в уме…

3 марта 2017 – начинается новый виток обследований, анализов и прочего. 7 марта меня вызывают к хирургу, и он говорит — «по моему опыту(а опыт у него действительно огромный) – онкология , по результатам гистологии , жить или год или лет 5».

9 марта — операция(очередная трепанация) Помните, 9-го» только результаты анализа обещали? Что переживала, куда ходила, с кем общалась — опускаю. И снова «не дождетесь» . Кстати , от всех врачей, из всех больниц и центров, кроме областной, у меня есть личные телефоны, я не наглела, но руку на пульсе держала всегда. 10 марта меня вызывает опять хирург, и извиняется.

Возможность такого диагноза – 1% , у вас онкологии нет. Да, у нас – врожденная АВМ левой височной доли головного мозга. Один день в реанимации , и в общую палату. Ухаживать некому- нянечек мало. Саша, конечно очень сильный духом, на четвертый или пятый день, разрешили сидеть и доходить до туалета, и он «побежал». И в принципе, мы обошлись без сиделок.

После этой операции, я поняла на сколько похудел мой муж. Ушла мышечная масса, практически совсем. Поскольку опыт восстановления физических сил у нас есть, я не переживала ни дня, по поводу того, что он будет со временем нормально ходить, заниматься какими-то физическими нагрузками.

После второй операции у нас также все шевелилось, задачи по восстановлению речи и корректировке зрения остались. Врачи как-то сразу велели много ходить по коридорам, читать. Так что ходим и читаем дня с 5-6 после второй операции.

Ходим в больнице — это сказано громко — ползаем от дивана до дивана по коридору дней 7, читаем — еще громче сказано — ищем знакомые буквы, пытаемся сложить в слова, и увидеть весь текст, потому что часть страницы справа исчезает. Причем все это делаем постоянно, с перерывом на поесть, дневной сон . Ходим-читаем, ходим-читаем.

Операция сложная , врачи не знают все ли рискованные участки удалили, поэтому нужно еще одно обследование — МСКТ головы с ангиографией сосудов. Врач вызывает и сообщает, что это очень серьезное обследование, если не все удалили, возможно еще одно кровоизлияние.

Понимаете мое состояние? Саша тогда не знал ничего о сложности обследования-зачем стращать ? Он потом рассказывал , что там делали… Сутки после этого нельзя подниматься совсем. Об этом не принято говорить, но для мужа самое сложное во всех этих лежачих состояниях было одно — пописать лежа. Кстати , в эту больницу муж запретил приезжать всем, кроме меня. Поэтому мой режим — утром к нему, потом на работу, потом готовить ему покушать диетическое, ночь почти без сна, потому, что ужас одолевает. На работе вошли в положение, работала по 2/3 дня, остальное в счет отпуска, думала — как же я устала… Ничего тогда не знала, тогда я отдыхала!

31 марта 2017 года нас выписывают, мы сразу едем на дачу, весна начинается. Дача достаточно близко от Москвы, многие из отдаленных районов ездят дольше. Муж «дорвался» и в первый же день — гимнастика, тренажеры, чтение и т. п.

На следующий день — не было сил ни на что, начали разрабатывать спокойный режим восстановления. К своему режиму пришли, корректируем частенько. Стараемся загрузить весь день, однако возможности быть с Сашей рядом постоянно нет, и от мыслей своих он никуда не убежит. Поэтому 12 часов в день на созвоне.

И он один с графиком, чтением, режимом – уже месяц. Каждый вечер сеанс психоанализа, прошу по возможности друзей, детей приезжать к нему. Но тут другая история — с ними он держит себя в руках, он сильный и вроде , все как было раньше. Со мной — расслабление и небольшие капризы.

Вот именно тут я и понимаю, что такое усталость и полное бессилие от невозможности помочь близкому человеку.

Сейчас самое начало мая. С огромным трудом уговорила пойти к логопеду, в этом окончательную и жирную точку поставил Ваш блог. Мы совместными усилиями, получается уговорили. Сейчас записались к офтальмологу-неврологу в две крупнейшие клиники Москвы, во сколько это все встанет — не знаю…

А со зрением у него следующее — он как слегка «выпивший» и что-то с этим надо делать, и периферийное зрение справа немного подводит. Записалась на прием-обследование в клинику коррекции речи на Таганке, не знаю уговорю пойти или нет. Сегодня первый урок с логопедом, которого нашла через знакомых.

На предварительной беседе-обследовании Саша одобрил логопеда. А с речью у нас — афазия, диагноз поставлен в больнице.

В течении дня выработали самостоятельно режим. Перебрались за город, сразу после больницы. В Москве восстанавливаться сложнее-пространства меньше. Режим корректируется ежедневно по состоянию здоровья.

Обязательно- 3 раза в день гимнастика по 20-30 мин, два раза по 20-30 минут чтение вслух, а “про себя” как настроение, два раза прогулки по участку-наматывал круги. Зарядка для глаз один-два раза в день.

Пока подъем в 7, отбой в 22, и днем 40 мин сна.

26 апреля муж самостоятельно впервые доехал с дачи до поликлиники в Москве. По времени это следующее — 1,3 км пешком, 40 мин электричка, 30 мин метро, 1,2 км пешком. И сам прием. В общем, почувствовал себя человеком. Потом обратно, но уже со мной. Правда не от поликлиники, а от вокзала. Я горжусь им, поскольку 1 апреля — это было три круга на участке, в общей сложности 500 метров, наверное.

Поскольку я поняла, что не справляюсь, и загоняю себя — начала искать «единомышленников» , чтобы он общался с разными людьми , а не только со мной. Поэтому Ваш блог, как отдушина.

Еще остро стоит вопрос инвалидности. Брать инвалидность не хочет муж, и я считаю это нецелесообразно. Через год он восстановится, инвалидность не продлят , а новую работу в 56-57 лет найти крайне сложно.

Почитав в блоге про вождение машины, решил попробовать. Выехать , заехать в ворота, покрутиться на парковочной площадке получается. Огромная радость для супруга — габариты чувствую!! На дорогу — рано, надо выяснить, что же все-таки со зрением.

Так что мы пока в процессе реабилитации, что будет дальше и как — посмотрим.

И мы полностью согласны с Вами, Виталий — мы никогда уже не будем прежними, мы будем лучше!!»

Рассказанное Татьяной вызывает у нас полное понимание. Замечательный пример правильного и активного восстановления.

Формула реального восстановления: забота и поддержка близкого человека + мужество и упорство + разумный подход= успешное восстановление.  

Татьяна, спасибо большое за интересный рассказ. Вы МОЛОДЦЫ! Желаем Александру скорейшего и полнейшего выздоровления)))

Источник: https://www.insult.blog/single-post/2017/05/04/Aleksandr-55-let-Perenos-insult-v-yanvare-2017-goda

Как я восстанавливаюсь после инсульта

Жизнь после инсульта реальный опыт восстановления

Всем здравствуйте )

моя первая попытка что-либо написать..поэтому не судите строго )

Досиживая свой очередной больничный в этом бесконечном году, решила поделиться своей историей. Учитывая то, что мне (всего) 38 лет, может быть, кого-то она напугает, кого-то –  предупредит, а кому-то – поможет..

В середине апреля этого года я поехала по рабочим делам в соседний район города. Была не на машине в тот день. Пообщалась, обменялись документами, смотрю по карте, как дойти до ближайшей станции метро и – понимаю, что сорвался сердечный ритм..

У меня приступы аритмии несколько лет как, была попытка операции – неудачная, потом приступы стали пореже, и таблетки постоянно не пила, думали – может, вообще всё пройдет само собой (так же, как и началось в один не очень прекрасный день). Сердце провалилось и запрыгало, стало перехватывать дыхание, ощущения – как после стометровки на время.

Присела на скамеечку во дворе, достала таблетки, разжевала, под язык. Пульс сосчитать не смогла – слишком частый и с провалами. Пока таблетки действуют, пытаюсь сообразить, что делать. Понимаю, что где-то совсем рядом здесь 33я больница – ну вот прямо на соседней улице. 10 минут..15..20.. нет, лучше не становится, только бухает чуть пореже. А солнце-то какое выкатилось апрельское…

ох, гулять бы сейчас с сыном после школы, а не помирать в этом безлюдном дворике. Понимаю, что надо встать и идти. Встала. Пошла. Голова кружится, ноги двигаются с трудом, как будто по пояс в воде иду. Ну вот же больничка наконец, ура.. силы кончились у шлагбаума. Села на забор, глаза закрыла, дышать совсем невмоготу. «..вушка, вы в порядке?» Парень, трогает меня за руку.

Говорю, да, немножко плохо, помогите дойти до приемного. Пошли, он меня держит. Себе внутри как мантру: держись, держись, не срубайся, надо обязательно сказать диагноз и всё про мои лекарства врачам. Силы опять закончились уже на пандусе. Провал. И снова идем, вот двери приемника. Санитар выкатывает кресло-каталку навстречу.

Благодарю парня и женщину какую-то, которая тоже помогала мне дойти. Врачи окружают: «что случилось?» пытаясь продышаться, говорю, что пароксизм аритмии, синдром впв, приняла 3 пропанорма под язык минут 40 как, эффекта нет. Считают пульс…- много. «Может, в реанимацию?…» нееет, мне бы просто капельницу, ритм восстановится, и я домой… давление пониже привычного, но пока держу, и это хорошо.

«Сможешь куртку снять и на кушетку, снимем ЭКГ?» конечно, смогу, я же сильная девочка.. расстегиваюсь…проваааал…я на кресле перед закрытой дверью, сверху грозная надпись РЕАНИМАЦИЯ, пикпик – дверь открылась, бегом почему-то внутрь. Врач-девушка, которая меня везет, быстро и громко говорит: «ФП, быстрая, может встать».

Завозят в блок, раздевают, у меня есть силы бороться за трусы, чтоб их оставили ) и даже сердце уже как-то не беспокоит сильно, а вот дышать совсем тяжко. Присоски монитора на грудь, кислород через трубочки в нос..катетер в вену – не чувствую вообще, тело как резиновое. Пришел врач из приемного, говорит, была у нас, помню…у нее клиническая смерь в анамнезе (было такое..).

Опять провалилась немножко… Подходят-уходят врачи, девочки-медсестры. Делают всё очень быстро, никаких лишних слов. Что-то ввели в вену, смотрят ритм на мониторе, вешают капельницу. Девушке-доктору не нравится, как я дышу. Включает сбоку аппарат ИВЛ, просит медсестру приготовить трубку. Кричу (ну, или мне так кажется) – не надо трубку, пожалуйста, я их боюсь, я сама буду дышать!..

вместо ивл надели мне маску во все лицо, которая додыхивает за тебя, если своего дыхания не хватает, и пищит басовито, если забываешь дышать. В ней тяжело, как в маске под водой, зато надежно. Лежу, дышу. Получше вроде. Прошу – позвоните мужу, телефон в сумке, он не знает, где я… а телефон был на блокировке, сама поставила..в общем, позвонить не смогли.

Муж нашел меня позже сам, обзвонив по 2 раза все больницы и успев написать заявление в полицию о моей пропаже… Вечер. Ритм восстановился, маску убрали. Я рвусь домой. Очень не люблю больницы, не могу в них спать вообще, изматываюсь. Говорю, отпустите, у меня же такое не первый раз, дома поем, посплю, и завтра как огурец буду. Врач – «нет уж, лежи! Насмотрелась я на тебя..

» как чувствовала она..а могла бы и отпустить, место в реанимации в сутки стоит больше 10тр, и кандидатов там полежать в большой больнице всегда навалом.. меня нашел муж и его пустили ко мне ненадолго, счастье какое!.. Глаза шальные, запавшие..держимся за руки, его рука подрагивает..прости меня, мой хороший, не успела позвонить-предупредить, думала – сама выкарабкаюсь..

остаюсь ночевать в реанимации.. повернулась набок поудобнее, смогла даже заснуть. Сквозь сон чувствую – ох, как болит головааа…отходняк что-ли после стресса или лекарств? Болит очень сильно и почему-то только справа. Пытаюсь повернуться на другой бок и..что за фигня? Почему-то не могу пошевелить левой рукой и левой ногой. Просто не чувствую их, хотя вот же они, живые и теплые.

Страха нет, все эмоции как-то притупились. Зову Аню (медсестру). Она зовет врача. Та выслушивает мои жалобы и зовет другого врача, вместе осматривают меня. «подними руки…подними ноги..совсем не можешь? Голова как болит? Улыбнись..покажи язык..колем иголкой вот так – чувствуешь?…» убежали. Аня напряглась, погрустнела.. говорит «..а давай-ка поставим тебе все же катетер мочевой».

Прошло сколько-то времени, на часах было около полуночи. Врач подходила ко мне, звоня куда-то, спрашивала, не хуже ли, не тяжелее ли дышать (я потом уже узнала, что не хотели давать машину среди ночи, чтоб отвезти меня в 13ую..и в 13ой я не очень была нужна…моя врач звонила-ругалась, объясняла, что пациентка молодая, тяжелая, счет идет на минуты…).

Бах! Включили ярко свет, зашли врачи, и двое со скорой в синем, каталка. У Ани тихонько спрашиваю – «куда меня? Что происходит?» Говорит, не волнуйся, сейчас свозим тебя в 13ую больницу на Автозавод на консультацию. Меня перекладывают на каталку, заботливо укутывают одеялом, везут, грузят в реанимобиль.

Хмурые и неразговорчивые скоряки устраиваются в салоне рядом со мной, как большие синие усталые воробьи. Едем, молчим. Мне по-прежнему не страшно..и даже не очень интересно, что будет дальше. Видимо, что-то типа шока, а может, просто поврежденный мозг так тормозил.. Едем быстро. Когда вывозят из машины, с темного ночного неба мне на лицо падает несколько капель теплого весеннего дождя.

«Ой», говорю, «дождик!..» «Дождик…» – переглянулись скоряки. В приемном 13ой темно и пусто. Посреди ночи нам никто не рад. Несколько раз звучит «по договоренности…». Приходит очень недовольная пожилая врач-невролог, осматривает меня еще раз, подробно. Везут на КТ (там все спят, потом разогревают аппарат), потом на рентген (история повторяется). Привозят обратно в приемник.

На КТ все чисто, но такое может быть в самом начале, а клиника очень даже характерная. Скоряки спрашивают – «везем обратно?» «Ну уж нет», отвечает невролог, «я потом сидеть не хочу…». Меня долго-долго везут переходами, коридорами, лифтами по этой бесконечной больнице, привозят в длинное темное помещение с приглушенным светом. Нейрореанимация. 12 коек в ряд, 1 запасная сбоку, будет моя…

Попискивают приборы, огонечки в темноте. Люди на грани…Кто спит сам, кому помогают в этом лекарства и аппараты. Медбрат будит врача, тот только прилег, чувствуется…усталый, взъерошенный.. Смотрят мои бумаги, недоверчиво подходят – «рассказывай, как дело было». Рассказываю. Эмоций по-прежнему нет. Качает головой. «у меня не складывается в голове! – ваш возраст и все ваши..

заболевания…» говорю – «я ничего не придумываю…» Врач сосредоточенно о чем-то думает, еще раз смотрит мои бумаги. Как бы про себя «а речь-то все-таки нарушена…» Подходит еще кто-то из персонала, переговариваются, не слышу, о чем. Потом врач говорит «по протоколу – прямые показания, но будет очень обидно потом увидеть в голове кровь..

» (здесь решался вопрос о тромболизисе – процедуре растворения тромба с помощью введения специального лекарства через вену. Должно выполняться очень много условий одновременно, чтобы эту процедуру можно было выполнить, но, т.к. характер инсульта был на тот момент до конца непонятен, то был риск, что если инсульт геморрагический, т.е.

связан с кровоизлиянием в мозг, то тромболизис мог усугубить повреждения, т.к. усиливает кровотечение. С другой стороны, если инсульт ишемический, т.е. вызван закупоркой сосуда в голове из-за прилетевшего туда тромба, то тромболизис позволил бы быстро растворить этот тромб, и появлялась надежда на полное восстановление.

Меня вели как ишемический инсульт, но риск был, и врач должен был принять непростое решение..) Мне поставили капельницу с препаратом..перенесла ее не очень хорошо, опять стало тяжелее дышать..медбрат сидел рядом со мной, держал за руку, успокаивал..чего-то еще кололи..в полумраке реанимации кто-то стонал, кто-то кряхтел, кто-то понемножку сидел на кровати (счастливчики..

), кто-то лежал недвижно, прикованный к кровати своим состоянием и трубкой ивл.. неслышно, словно тени, ходили медсестры, пикали и попискивали приборы. Меня потихоньку стало накрывать наконец-то, появились эмоции..спросила у медбрата «что со мной?» «у тебя инсульт. Видимо, из-за приступа аритмии тромб улетел в мозг и закупорил там сосуд. Не волнуйся..

тебя вовремя привезли, мы тебя полечим и поправишься!» потом наступило серое утро, нейрореанимация ожила, появилась новая смена персонала, все покатилось, как обычно – утренняя уборка, туалет, анализы, осмотры, процедуры… Кого-то – стабильного – переводили в отделение, кого-то увозили в морг.. и не всегда исход зависел от усилий врачей.

У меня к обеду появился прогресс – смогла немножко шевелить большим пальцем на левой ноге. Я обрадовалась этому неимоверно, постоянно смотрела на палец, шевелила им, и каждому проходящему радостно повторяла –«шевелится, смотрите!…» люди улыбались… В отделение для больных ОНМК меня перевели на следующее утро.

Я была стабильная, хотя и не без приключений за время нахождения в реанимации, и у меня был прогресс – могла шевелить понемногу всеми пальцами на ноге, немного поднимать ногу. Появилась чувствительность и в руке, хотя и не так выраженно. Дальше 2 недели в первом неврологическом отделении, где лежали только после инсульта. Люди разных возрастов, хотя, конечно, в основном пожилые.

Моего возраста +/- не было практически никого. Разной тяжести инсульты, и все люди по-разному восстанавливались. Кто-то скатывался в депрессию, кто-то настраивался бороться за себя. Очень было видно, если человека держат и поддерживают в этой жизни родные или какая-то цель – такие быстрее вставали, охотнее занимались гимнастикой, чаще улыбались и радовались простым житейским моментам. За 2 недели я практически вернулась в прежнее состояние – врачи это назвали «полностью обратимый неврологический дефицит после успешно проведенного тромболизиса». Немного остались проблемы в руке, но это мелочи…Сказали, что я счастливчик. Много раз счастливчик. Что дошла до больницы, а не упала где-нибудь под забором. Что не ушла домой после восстановления ритма и осталась в больнице. Что вовремя смогла сказать об ухудшении, а врачи вовремя отреагировали и приложили все усилия, чтобы как можно быстрее доставить меня в специализированное отделение и начать лечение. Что попала именно в 13ую больницу, в региональный сосудистый центр, специализирующийся на инфарктах и инсультах…

Зачем я все это написала? Я хотела, во-первых, поблагодарить всех врачей. И в 33ей, и в 13ой больнице, и во всех остальных больницах, и работающих на скорой. Это адский труд, поверьте. Абсолютно изматывающий, и морально, и физически. Травмирующий психику, убивающий здоровье в ноль.

Работать в цейтноте, постоянно принимая решения, от которых зависит жизнь и здоровье других людей. Да, в наших российских реалиях часто бывает так, что факт выздоровления или осложнений и даже смерти пациента зависит много от чего, и похож на лотерею..увы..

но без врачей всё это приобрело бы характер хаоса…

И второе. Боритесь за себя и своих родных. И следите за своим здоровьем! Все болячки сейчас катастрофически молодеют. Со мной в палате лежала девочка 32х лет. После тяжеленного геморрагического инсульта. Кровь в голове, гематома 6см. Не пьет, не курит, благополучная семья, любящий муж, сын-первоклашка.

Скорая, когда приехала к ним на судороги и потерю сознания, сначала предположила, что накурились или ширнулась чем-то. Потом поняли, что дело плохо…домчали..долго-долго выхаживали, надежды не было…спасли..девочка сейчас потихоньку возвращается к жизни, пробует ходить..несколько курсов реабилитации..

это всё тяжело, но возможно…и могло быть гораздо хуже.

Может быть, моя история даже немного рождественская )

Добра всем.

И ЗДОРОВЬЯ!

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_ya_vosstanavlivayus_posle_insulta_3637910

Восстановление после инсульта

Жизнь после инсульта реальный опыт восстановления

У дяди, родного маминого брата, случился инсульт. И из-за этого парализовало почти всё тело. С врачами выхаживали с нуля. Учили есть, ходить, держать ложку. Когда из больницы выписали, он мог уже стоять и делать некоторые вещи.

Он был в разводе, а дети давно уехали в другой город, так что следили и ухаживали за ним я и мама. А так как я учусь, то чаще всё таки мама. Дяде прописали гимнастику и много упражнений, чтобы восстанавливать мышечные функции.

Постепенно он научился есть, правда лицо было ещё частично парализовано, так что куски еды попросту вываливались во время трапезы. Про мелкую моторику уже молчу, там ею и не пахло. Хотя врачи расписали нам план по выздоровлению, дали хорошие прогнозы и зафиксировали положительную динамику.

Дядя учился ходить — весьма успешно — сжимал в руках маленькие вещи, пытался держать карандаш и выводить им хоть что-нибудь. Когда он смог написать алфавит за день упорного труда, у нас был просто праздник. Прямо с печеньем и пирожными.

Так где-то полгода дядя следовал всем советам и предписаниям, мог полноценно передвигаться и даже сам одевался, хотя и делал всё это долго и с трудом. А потом в один момент вдруг резко начал деградировать.

Перестал сам есть, просил делать ему каши, а остальную еду перемалывать блендером в пюре, кормить с ложечки. Перестал выполнять упражнения, ссылаясь на боль и усталость. И даже перестал ходить.

Врачи сказали, что физиологически у него всё в норме, но его накрывает депрессия, потому что восстановление после полного паралича это очень эмоционально тяжело. Посоветовали не записываться на приём к психотерапевту, а больше уделять ему времени в кругу семьи, проявлять тепло и заботу, вдохновлять его.

Мы изо всех сил старались с мамой. Даже вызвонили и привезли его детей из другого города для личной встречи. Днями напролёт старались проводить с ним время. Но дядя наоборот замыкался в себе. Всё меньше вставал с кровати, почти не разговаривал с нами, стал злым и агрессивным, огрызался.

У меня началась сессия и проблемы с преподавателем, вымогающим взятку. Я стала пропадать в университете дольше обычного, и дядя остался на маме. Она очень переживала за брата, выматывалась. Плакала потом при мне, ей было очень тяжело видеть, как родной человек угасает. А дядя наоборот всё больше зверел из-за своего положения.

Наверное, он винил нас в том, что мы можем вести полноценную жизнь, а он — нет. Поэтому он уже осознанно возвращался к состоянию овоща. А потом начал нарочно ходить под себя и пачкать матрасы и постельное бельё. Мама ссылалась на его слабость и оправдывала брата, а я ей верила. До тех пор, пока он при мне нарочно не опрокинул ночной горшок на ковёр.

Я поняла, что он нарочно доводит маму, чтобы она страдала, как и он. После окончания сессии, на январские и февральские каникулы отправила маму в гости к бабушке в другой город, чтобы отдохнула, а дядю взяла на себя.

При мне он начал вести себя просто отвратительно. Если заговаривал, то нарочно пытался довести до скандала и истерики. Измазывал всё вокруг испражнениями, опрокидывал посуду с едой, с чаем. Но я была к этому готова, поэтому не злилась, а старалась разговаривать с ним и наоборот подбадривать. Он меня не слушал.

И когда до возвращения мамы осталось четыре дня, я вдруг поняла, что ничего не изменится. Он будет её доводить. Изматывать физически, давить морально. И после того, как он снова перевернул миску и стал играть в молчанку, меня прорвало. Я наговорила ему кучу гадостей.

Не сдерживаясь, сказала, что он ведёт себя отвратительно, отталкивает любую помощь и только раздражает окружающих своими замашками, унынием. Что ему нравится изображать жертву. Но такой он никому не нужен. Он скоро умрёт в беспомощности и одиночестве, а я не позволю маме или кому-либо ещё помогать ему вылезти из этого болота. Он в ответ начал кричать на меня, и это выбесило ещё сильнее.

На этот раз уже я не захотела ничего слушать и просто ушла из квартиры. Ушла в бар и пила там до четырёх утра. А когда добралась домой, просто вырубилась. Проснулась ближе к вечеру и с дикой головной болью. Промучилась так всю ночь и спокойно уснула под утро. Только в полдень второго дня я очухалась и вспомнила про дядю.

Как можно скорее собралась, и к трём часам добралась до него. Сильно испугалась, потому что он больше двух суток был один. Но он встретил меня на ногах. Молчал, не разговаривал, но ходил сам! Ел сам! И переоделся тоже сам.

Оставшиеся дни мы провели вдвоём. Мама вовремя не вернулась, потому что у неё обострились мигрени, и бабушка не пустила её на поезде одну.

Мои каникулы кончились, с утра и до вечера я была в институте, а дядя спокойно находился дома один. Вечером мы вместе с ним разминались с помощью жгутов, смотрели фильмы, и он вытирал посуду после еды (мыла ещё я).

Резко пошёл на поправку и тяжёлым трудом восстановил и чёткую речь, и мелкую моторику.

И сейчас он уже бегает и делает зарядку по утрам, сам ездит к детям в другой город. Про тот случай мы не вспоминали и не говорили, но думаю, что он здорово тогда испугался, раз снова начал жить.

Источник: https://artzine.me/stories/vosstanovlenie-posle-insulta.html

Сергей Кузнецов – Жизнь после инсульта. Реальный опыт восстановления после «удара», доступный каждому!

Жизнь после инсульта реальный опыт восстановления
Здесь можно купить и скачать “Сергей Кузнецов – Жизнь после инсульта. Реальный опыт восстановления после «удара», доступный каждому!” в формате 2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Здоровье, издательство Литагент «Крылов»c94dc76b-67f2-102b-94c2-fc330996d25d, год 2011.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На В ТвиттереВ InstagramВ ОдноклассникахМы

Описание и краткое содержание “Жизнь после инсульта.

Реальный опыт восстановления после «удара», доступный каждому!” читать бесплатно онлайн.

Эта книга написана человеком, перенесшим инсульт в тяжелой форме. Его мужество и настойчивость, нежелание смириться с инвалидностью совершили чудо: Сергей Викентьевич Кузнецов смог вернуться к активной жизни в довольно короткие сроки. Его уникальный опыт станет поддержкой каждому.

Вы узнаете о том, что такое инсульт, о его последствиях, первых этапах лечения, наиболее эффективных приемах и способах восстановления здоровья.

У вас или близкого вам человека случился инсульт? Не отчаивайтесь, у вас есть надежда. На любой стадии постинсультного состояния восстановление здоровья возможно.

Сергей Викентьевич Кузнецов

Жизнь после инсульта

От автора

Почему я написал эту книгу и как ее читать?

Книга эта написана человеком, перенесшим инсульт в тяжелой форме, что привело первоначально к инвалидности 2-й группы с полной нетрудоспособностью. Благодаря грамотному и комплексному применению методов лекарственной и физиотерапии, нетрадиционных методов лечения и психологических методов воздействия автору удалось восстановить свой организм в довольно короткие сроки.

Книга предназначена тем, кто желает поднять на ноги близкого человека или же пытается подняться сам после тяжелого инсульта, кто хочет делать все собственными руками, ходить самостоятельно и общаться без помех.

Это не занимательная книга, и поднятые в ней вопросы может воспринять только тот, кто был или находится в данный момент в шкуре инсультника, или близкий ему человек.

Эта книга окажется незаменимой для того, кто только что перенес тяжелый инсульт, растерян, подавлен, не знает, что и как ему делать, начиная буквально с первых дней, часов, недель, спустя месяцы или через год после случившегося.

Она поможет избежать первых ошибок при восстановлении здоровья, ведь в ней содержатся ценные советы, которые очень сложно получить в реальной жизни. Также эта книга даст надежду тем, кого отчаяние бесполезности предпринятых усилий охватывает спустя долгое время после инсульта.

Прочитав ее, вы узнаете о том, что такое инсульт, о его последствиях, первых этапах лечения, наиболее эффективных приемах и способах восстановления здоровья после инсульта.

Также в этой книге даются советы по уходу за больным человеком, по одеванию и раздеванию, передвижению, лечению травами и плодами, по восстановлению речи и двигательных функций конечностей и т. п.

Большинство советов, содержащихся в книге, не требуют больших денежных затрат и рассчитаны на тех, кому медицинская помощь недоступна из-за дороговизны, или тех, кто проживает вдали от крупных медицинских центров.

Автор книги стремился на примере собственного восстановления, опираясь на советы, полученные от врачей-специалистов, помочь людям, попавшим в аналогичную ситуацию, а также их близким как можно быстрей и эффективней преодолеть последствия инсульта.

Лечение после инсульта – это не просто последовательность приема лекарств, уколов, сеансов иглорефлексотерапии, массажей, лечебной физкультуры и иных физиопроцедур, что подробно описывается в книге.

Это также и новое мировоззрение, миропонимание и восприятие себя самого и своего организма, своей новой роли в жизни и в обществе.

Это комплексная и в то же время цельная философия успеха, философия эффективного восстановления здоровья, и требует она не беглого пролистывания страниц, а внимательного и вдумчивого чтения.

У вас или близкого вам человека произошел или, как говорят врачи, развился инсульт. Скорее всего, организм до этого момента сообщал вам о сбоях в своей работе, как, например, сигнализирует водителю о неисправностях в охлаждающей системе автомобиля специальная лампочка.

Вы же не спешили ликвидировать неисправность, не торопились к врачу, надеясь успеть «доехать целыми». О том, как нужно было вести себя и беречь свое здоровье, говорить уже поздно – не вините себя ни в чем. Да, то, что случилось, – ужасная расплата за ваши беспечность и самонадеянность, но заниматься самобичеванием поздно.

В данный момент важнее переключиться от поиска причин развития инсульта к задаче быстрого и эффективного восстановления здоровья после случившегося. При этом следует понимать, что впереди у вас неблизкий и трудный путь. Запаситесь желанием восстановиться и терпением, приготовьтесь к новому упорному ежедневному труду.

Теперь это – ваша новая работа, ваша новая профессия, если хотите. Это именно восстановительный период, а не время отпуска, лежания в постели, ничегонеделания или вынужденного отдыха.

Составьте распорядок дня и старайтесь его придерживаться. Поверьте, он будет очень плотным и насыщенным, а временами и трудновыполнимым. Относитесь к выполнению упражнений, водным процедурам, работе с массажерами и т. п. как к ежедневной, тяжелой, но необходимой работе. Не поддавайтесь отчаянию, если желаемый результат приходит не так быстро, как вам хотелось бы.

У меня развился геморрагический инсульт в тяжелой форме. Зона поражения головного мозга была размером примерно с куриное яйцо. При неглубоком кровоизлиянии могла бы помочь нейрохирургическая операция. Однако в моем случае, в связи с неповерхностным кровоизлиянием, она не дала бы положительных результатов, поэтому мне оставалось лишь медикаментозное лечение.

В результате инсульта у меня возникли паралич (гемипарез) правой руки и правой ноги, повреждения лицевого нерва и речи, девиация (западание, отклонение) языка вправо, моторная афазия, деменция, ухудшились слух и зрение, развились контрактуры.

В течение первого месяца после случившегося я не мог поднять руку или ногу, пошевелить пальцами правой руки или ноги. Прогнозы врачей через месяц лечения были неутешительными.

Предполагалось, что полгода я проведу в лежачем положении, а потом всю жизнь буду ходить с помощью костыля или трости, волоча правую ногу, а моя правая рука навсегда останется нерабочей, будет висеть плетью.

Только через полтора месяца я начал садиться на кровати и примерно в это же время впервые пошевелил большим пальцем правой руки. Этот день был самым радостным для моих близких после инсульта.

Имея слабую ногу и слабую руку, используя четырехопорную трость, я начал делать первые неуверенные шаги непослушной ногой по больничной палате, а затем и по коридору. Спустя 4 месяца мои близкие привезли меня на медико-социальную экспертизу (МСЭК).

Состояние мое было таково, что без каких-либо взяток, блата, степени крутизны, без какой-либо подготовки вопроса и предварительных уговоров впервые увидевшие меня члены медико-социальной экспертной комиссии сразу же присвоили мне 2-ю группу инвалидности и 3-ю степень ограничения трудовой деятельности («полностью нетрудоспособен и нуждается в посторонней помощи»). Прогноз моего возможного восстановления врачи официально оценили как маловероятный.

А теперь – прошу вашего особого внимания! Уже спустя девять месяцев после инсульта я на свой страх и риск сделал первую пробную поездку на своем автомобиле. Еще через месяц я под контролем второго водителя совершил первый безостановочный автопробег по оживленной автотрассе М4 «Дон», преодолев расстояние в 360 км за 5 часов.

В настоящее время я смело и уверенно вожу автомобиль, совершаю сложные маневры в условиях гололеда, пробок и напряженного движения миллионного города, практически ежемесячно совершаю безостановочные автопробеги по 400 км с довольно высокой средней скоростью передвижения (более 80 км в час). Не стоит говорить и о том, что я полностью обслуживаю себя сам и в посторонней помощи не нуждаюсь. А как работают мои память и мозг, вы сможете понять, прочитав эту книгу, написанную и набранную лично мною на клавиатуре компьютера.

Указанное выше подтверждает, что, несмотря на мрачные медицинские прогнозы, можно быстро и эффективно восстановить здоровье после инсульта.

Я согласен с общеизвестной истиной, что инсульт – малоизученная болезнь, возникающая в результате поражения участков головного мозга. Это связано с тем, что мозг человека исследован врачами всего на 40 %. С точки зрения науки он используется организмом всего на 20 %.

Как работают остальные 60 % мозга и для чего человек носит в собственной голове неиспользуемые им 80 % мозга, никто пока точно не знает. Полной загадкой являются также взаимосвязь нейронов в голове, нейропластичность мозга, его способность самовосстановиться. Практически неизвестно, как лечить повреждения мозга.

Каждый раз лечение происходит, можно сказать, эмпирическим путем, в попытках повлиять на потаенные участки этого органа.

В связи с этим многие врачи уклоняются от конкретных ответов на вопросы о восстановлении здоровья своих пациентов. Наиболее типичный ответ: «Что-то восстановится, а что-то нет. На все воля Божья». Подробных и полных советов и рекомендаций никто из них не дает.

Довольно трудно найти врача, который грамотно проведет лечение в первые часы и дни после инсульта.

Но еще большая проблема – найти специалиста по реабилитации и восстановлению здоровья после инсульта, который мог бы отслеживать изменения в вашем организме, корректировать процесс реабилитации.

На поликлиники, в том числе и элитные, и на мероприятия невропатологов в рамках диспансерного учета и установленных официально временных промежутков поликлинического приема надежды мало.

Знаниями о последних достижениях фармацевтики и об особенностях применения новых лекарственных средств и современной медтехники многие последователи Гиппократа также не блещут.

«Светила» медицинской науки в подавляющем большинстве на поверку оказываются специалистами по острым состояниям и могут дать ценные рекомендации в основном в период действия «терапевтического окна» (об этом термине подробнее расскажу дальше), в острейший и острый постинсультные периоды. Найти специалиста, действительно готового дать дельные советы по восстановлению пациента в острый и более поздние постинсультные периоды, – величайшая редкость.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!
УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/627804-sergey-kuznetsov-zhizn-posle-insulta-realnyy-opyt-vosstanovleniya-posle-udara-dostupnyy-kazhdomu.html

Про Инсульт
Добавить комментарий