Что почитать человеку после инсульта

Восстановление после инсульта

Что почитать человеку после инсульта

У дяди, родного маминого брата, случился инсульт. И из-за этого парализовало почти всё тело. С врачами выхаживали с нуля. Учили есть, ходить, держать ложку. Когда из больницы выписали, он мог уже стоять и делать некоторые вещи.

Он был в разводе, а дети давно уехали в другой город, так что следили и ухаживали за ним я и мама. А так как я учусь, то чаще всё таки мама. Дяде прописали гимнастику и много упражнений, чтобы восстанавливать мышечные функции.

Постепенно он научился есть, правда лицо было ещё частично парализовано, так что куски еды попросту вываливались во время трапезы. Про мелкую моторику уже молчу, там ею и не пахло. Хотя врачи расписали нам план по выздоровлению, дали хорошие прогнозы и зафиксировали положительную динамику.

Дядя учился ходить — весьма успешно — сжимал в руках маленькие вещи, пытался держать карандаш и выводить им хоть что-нибудь. Когда он смог написать алфавит за день упорного труда, у нас был просто праздник. Прямо с печеньем и пирожными.

Так где-то полгода дядя следовал всем советам и предписаниям, мог полноценно передвигаться и даже сам одевался, хотя и делал всё это долго и с трудом. А потом в один момент вдруг резко начал деградировать.

Перестал сам есть, просил делать ему каши, а остальную еду перемалывать блендером в пюре, кормить с ложечки. Перестал выполнять упражнения, ссылаясь на боль и усталость. И даже перестал ходить.

Врачи сказали, что физиологически у него всё в норме, но его накрывает депрессия, потому что восстановление после полного паралича это очень эмоционально тяжело. Посоветовали не записываться на приём к психотерапевту, а больше уделять ему времени в кругу семьи, проявлять тепло и заботу, вдохновлять его.

Мы изо всех сил старались с мамой. Даже вызвонили и привезли его детей из другого города для личной встречи. Днями напролёт старались проводить с ним время. Но дядя наоборот замыкался в себе. Всё меньше вставал с кровати, почти не разговаривал с нами, стал злым и агрессивным, огрызался.

У меня началась сессия и проблемы с преподавателем, вымогающим взятку. Я стала пропадать в университете дольше обычного, и дядя остался на маме. Она очень переживала за брата, выматывалась. Плакала потом при мне, ей было очень тяжело видеть, как родной человек угасает. А дядя наоборот всё больше зверел из-за своего положения.

Наверное, он винил нас в том, что мы можем вести полноценную жизнь, а он — нет. Поэтому он уже осознанно возвращался к состоянию овоща. А потом начал нарочно ходить под себя и пачкать матрасы и постельное бельё. Мама ссылалась на его слабость и оправдывала брата, а я ей верила. До тех пор, пока он при мне нарочно не опрокинул ночной горшок на ковёр.

Я поняла, что он нарочно доводит маму, чтобы она страдала, как и он. После окончания сессии, на январские и февральские каникулы отправила маму в гости к бабушке в другой город, чтобы отдохнула, а дядю взяла на себя.

При мне он начал вести себя просто отвратительно. Если заговаривал, то нарочно пытался довести до скандала и истерики. Измазывал всё вокруг испражнениями, опрокидывал посуду с едой, с чаем. Но я была к этому готова, поэтому не злилась, а старалась разговаривать с ним и наоборот подбадривать. Он меня не слушал.

И когда до возвращения мамы осталось четыре дня, я вдруг поняла, что ничего не изменится. Он будет её доводить. Изматывать физически, давить морально. И после того, как он снова перевернул миску и стал играть в молчанку, меня прорвало. Я наговорила ему кучу гадостей.

Не сдерживаясь, сказала, что он ведёт себя отвратительно, отталкивает любую помощь и только раздражает окружающих своими замашками, унынием. Что ему нравится изображать жертву. Но такой он никому не нужен. Он скоро умрёт в беспомощности и одиночестве, а я не позволю маме или кому-либо ещё помогать ему вылезти из этого болота. Он в ответ начал кричать на меня, и это выбесило ещё сильнее.

На этот раз уже я не захотела ничего слушать и просто ушла из квартиры. Ушла в бар и пила там до четырёх утра. А когда добралась домой, просто вырубилась. Проснулась ближе к вечеру и с дикой головной болью. Промучилась так всю ночь и спокойно уснула под утро. Только в полдень второго дня я очухалась и вспомнила про дядю.

Как можно скорее собралась, и к трём часам добралась до него. Сильно испугалась, потому что он больше двух суток был один. Но он встретил меня на ногах. Молчал, не разговаривал, но ходил сам! Ел сам! И переоделся тоже сам.

Оставшиеся дни мы провели вдвоём. Мама вовремя не вернулась, потому что у неё обострились мигрени, и бабушка не пустила её на поезде одну.

Мои каникулы кончились, с утра и до вечера я была в институте, а дядя спокойно находился дома один. Вечером мы вместе с ним разминались с помощью жгутов, смотрели фильмы, и он вытирал посуду после еды (мыла ещё я).

Резко пошёл на поправку и тяжёлым трудом восстановил и чёткую речь, и мелкую моторику.

И сейчас он уже бегает и делает зарядку по утрам, сам ездит к детям в другой город. Про тот случай мы не вспоминали и не говорили, но думаю, что он здорово тогда испугался, раз снова начал жить.

Источник: https://artzine.me/stories/vosstanovlenie-posle-insulta.html

Реальные примеры восстановления

Что почитать человеку после инсульта

Нам приходит много писем с рассказами наших читателей о том, как проходит их восстановление. Много интересных писем, с позитивным опытом. Большая часть переживших инсульт людей активно и результативно восстанавливаются.

Но есть письма которые обязательно хочется опубликовать. В них рассказывается про реальный опыт восстановления, который вызывает огромное уважение! Вчера нам написала Татьяна. Она рассказывает о своём муже Александре.

У него произошел инсульт в конце января 2017 года.

«…Пишу от имени мужа. Инсульт настиг Александра в конце января 2017 года. 55 лет. До происшествия , отжимался 60 раз без остановки от пола, 20 раз подтягивался, 80 раз приседал.

Пишу я потому, что муж “чукча не писатель, чукча читатель”. И видимо, для меня сейчас это тоже очень большая проблема, так же, как для мужчины, так и для его супруги в одну ночь, остаться без опоры, а вернее стать опорой всем-мужу, детям, старшему поколению, остаться единственным добытчиком-не легко…

Начинаю издалека. Муж всегда был спортивным человеком — зарядка, бег, лыжи. Лет шесть назад его здорово скрутило — две межпозвоночные грыжи. Спать не мог, соответственно ходить, сидеть — тоже . Вердикт – операция, корсет. 3,5 месяца хождения по врачам, попытки восстановится без хирургического вмешательства.

Через знакомых нашли хорошего врача-массажиста (не мануальщика), он снял зажимы, ушла острейшая боль. Этот же массажист порекомендовал курс физических упражнений на укрепление мышечного корсета. Ежедневная 50 минутная гимнастика. Через 9 месяцев после первого приступа Саша почувствовал себя здоровым человеком.

Ежедневная гимнастика продолжалась все шесть лет, постепенно увеличивались нагрузки, именно поэтому такие результаты отжимания, подтягивания, приседания. Потом добавилось обливание холодной водой. Лениться себе позволял только по воскресеньям. Бывали сильные простуды, зарядка не делалась 3-4 дня , спина начинала ныть. Поэтому спорт стал неразрывным спутником нашей семьи.

Года три назад меня подвели колени, но тут виновата сама, при начальной стадии никуда не ходила, довела сама себя до состояния скакания на одной ноге и падания в обморок от боли. И опять — врачи, рекомендация операции и поиск альтернативы. Повезло — нарвалась после хирургов на врача травматолога — его вердикт — спорт и все будет отлично.

В ближайшем спорт клубе оказалась замечательная женщина-тренер. Именно от нее я взяла твердую установку, которую внедряю в своей семье — нет проблем , есть ЗАДАЧИ — они разные, сложные или простые, но это не проблемы.

В августе 2016 года ездили в Кисловодск. Саша скакал , как горный козлик , до завтрака на Большое Седло. Если я не путаю — это 12 км в одну сторону. И рассказывал мне изумительные истории о спутниках — семья , с 4-мя детишками, младшему 5-6 лет, ходили с ним наравне. А бабульку одну он так и не смог догнать вплоть до Большого Седла, ей 84 года. Это к тому, что мой муж — не супер-спортсмен.

27 января 2017 года ничего не предвещало беды. Немного побаливала голова, но ритуал как всегда — зарядка, обливание, завтрак. Потом скорая, снимки, диагноз — геморрагический инсульт , обширное кровоизлияние в левое полушарие. В приемном покое я была с его начальником, который моего мужа списал (теперь помогает и морально, и физически).

Именно в этот момент и вплыло первое «не дождетесь» , и я не ожидала, что это будет не единожды… В ближайшей больнице врачи спасли ему жизнь. Меня предупредили — 8 дней критические, потом на третьей неделе возможен рецидив. Восемь дней — отметки в календарике… Ожидание третьей недели… Все обошлось в тот момент. Реабилитация началась сразу после реанимации, на 4 день.

Может это было не нужно, но каждый день, начиная с 5-го к нему приезжали разные люди — друзья, родня, дети. Коллег я просила не ездить, а ходить в Церковь. Ему было стыдно быть беспомощным, поэтому на 5 день — есть начал самостоятельно. На 7-й начал ходить с ходунками, на 8-й к нему пришла женщина физиотерапевт, которая заменила всех — логопеда, физиотерапевта, психолога.

Азбука, развивающие игры, тренажер для рук – «ежик», кто-то притащил для этих же целей обычную шишку. Все это поселилось в палате. Саша не сильно понимал, для чего это надо, и мало тогда всем этим занимался — он ходил, с ходунками много и долго, громыхая по всем коридорам больницы. Состояние невменяемости, злоба на весь окружающий мир и недовольство больницей сопровождало его вплоть до выписки.

Точно не могу сказать когда, вроде через неделю, но ходунки он оставил и ходил, пошатываясь самостоятельно. После реанимации, для такого диагноза он был в отличной форме — все части тела двигались, говорить мог, видел. Я радовалась и строила планы на лето… В этот момент я ничего не читала в интернете, никаких страшилок, где-то внутри сидело – «не дождетесь» и все это не про нас.

Прочитала только, что реабилитацией надо заниматься с первого дня, а поскольку не знала как — приняли с мужем решение ехать в реабилитационный центр. И вот тут была моя первая ошибка — я отложила выяснение причины инсульта на потом, и это нам здорово аукнулось. И вторая ошибка — мы выбрали центр в области — свежий воздух, хорошие условия, выписывают больничный, есть все специалисты…

Никто ж не думал о плохом. А ведь в случае обострения, из таких центров везут не в Москву, а в больницу ближайшего районного центра.

16 февраля 2017 года мы отправились в реабилитационный центр. 10 дней все было хорошо, тренер ЛФК, массаж, логопед, невролог, невропатолог. Начал выходить самостоятельно на улицу, познакомился с «коллегами» по центру.

В больнице и потом в центре всегда лежал на правой стороне, либо голова , повернута на право. Стала болеть шея. Пока не выяснили, что стало с шеей, похоже на остеохондроз ( на днях делали рентген, скоро узнаем) . Шея теперь является мощным измерителем давления — болит, значит давление повышено.

Только тут тоже надо принимать во внимание, что для нас повышенное давление 130/80, а нормальное 110/70. И вот в центре — давление 130/80 держится 3 дня, врачи считают это нормой, у меня истерическое состояние-предчувствие беды…

2 марта Саша теряет ориентацию в пространстве, его перевозят на скорой в ближайшую больницу. Делают снимок, ставят капельницу и говорят, что расшифровка снимка будет готова через неделю (получается 9 марта). На меня накатил ужас, «не дождетесь» , и кипучая деятельность.

На следующий день, наняв скорую, переговорив с Заведующим отделением, перевожу мужа в Москву. Врач в недоумении- зачем торопиться, он же говорит, и все рассказывает, и вообще в уме…

3 марта 2017 – начинается новый виток обследований, анализов и прочего. 7 марта меня вызывают к хирургу, и он говорит — «по моему опыту(а опыт у него действительно огромный) – онкология , по результатам гистологии , жить или год или лет 5».

9 марта — операция(очередная трепанация) Помните, 9-го» только результаты анализа обещали? Что переживала, куда ходила, с кем общалась — опускаю. И снова «не дождетесь» . Кстати , от всех врачей, из всех больниц и центров, кроме областной, у меня есть личные телефоны, я не наглела, но руку на пульсе держала всегда. 10 марта меня вызывает опять хирург, и извиняется.

Возможность такого диагноза – 1% , у вас онкологии нет. Да, у нас – врожденная АВМ левой височной доли головного мозга. Один день в реанимации , и в общую палату. Ухаживать некому- нянечек мало. Саша, конечно очень сильный духом, на четвертый или пятый день, разрешили сидеть и доходить до туалета, и он «побежал». И в принципе, мы обошлись без сиделок.

После этой операции, я поняла на сколько похудел мой муж. Ушла мышечная масса, практически совсем. Поскольку опыт восстановления физических сил у нас есть, я не переживала ни дня, по поводу того, что он будет со временем нормально ходить, заниматься какими-то физическими нагрузками.

После второй операции у нас также все шевелилось, задачи по восстановлению речи и корректировке зрения остались. Врачи как-то сразу велели много ходить по коридорам, читать. Так что ходим и читаем дня с 5-6 после второй операции.

Ходим в больнице — это сказано громко — ползаем от дивана до дивана по коридору дней 7, читаем — еще громче сказано — ищем знакомые буквы, пытаемся сложить в слова, и увидеть весь текст, потому что часть страницы справа исчезает. Причем все это делаем постоянно, с перерывом на поесть, дневной сон . Ходим-читаем, ходим-читаем.

Операция сложная , врачи не знают все ли рискованные участки удалили, поэтому нужно еще одно обследование — МСКТ головы с ангиографией сосудов. Врач вызывает и сообщает, что это очень серьезное обследование, если не все удалили, возможно еще одно кровоизлияние.

Понимаете мое состояние? Саша тогда не знал ничего о сложности обследования-зачем стращать ? Он потом рассказывал , что там делали… Сутки после этого нельзя подниматься совсем. Об этом не принято говорить, но для мужа самое сложное во всех этих лежачих состояниях было одно — пописать лежа. Кстати , в эту больницу муж запретил приезжать всем, кроме меня. Поэтому мой режим — утром к нему, потом на работу, потом готовить ему покушать диетическое, ночь почти без сна, потому, что ужас одолевает. На работе вошли в положение, работала по 2/3 дня, остальное в счет отпуска, думала — как же я устала… Ничего тогда не знала, тогда я отдыхала!

31 марта 2017 года нас выписывают, мы сразу едем на дачу, весна начинается. Дача достаточно близко от Москвы, многие из отдаленных районов ездят дольше. Муж «дорвался» и в первый же день — гимнастика, тренажеры, чтение и т. п.

На следующий день — не было сил ни на что, начали разрабатывать спокойный режим восстановления. К своему режиму пришли, корректируем частенько. Стараемся загрузить весь день, однако возможности быть с Сашей рядом постоянно нет, и от мыслей своих он никуда не убежит. Поэтому 12 часов в день на созвоне.

И он один с графиком, чтением, режимом – уже месяц. Каждый вечер сеанс психоанализа, прошу по возможности друзей, детей приезжать к нему. Но тут другая история — с ними он держит себя в руках, он сильный и вроде , все как было раньше. Со мной — расслабление и небольшие капризы.

Вот именно тут я и понимаю, что такое усталость и полное бессилие от невозможности помочь близкому человеку.

Сейчас самое начало мая. С огромным трудом уговорила пойти к логопеду, в этом окончательную и жирную точку поставил Ваш блог. Мы совместными усилиями, получается уговорили. Сейчас записались к офтальмологу-неврологу в две крупнейшие клиники Москвы, во сколько это все встанет — не знаю…

А со зрением у него следующее — он как слегка «выпивший» и что-то с этим надо делать, и периферийное зрение справа немного подводит. Записалась на прием-обследование в клинику коррекции речи на Таганке, не знаю уговорю пойти или нет. Сегодня первый урок с логопедом, которого нашла через знакомых.

На предварительной беседе-обследовании Саша одобрил логопеда. А с речью у нас — афазия, диагноз поставлен в больнице.

В течении дня выработали самостоятельно режим. Перебрались за город, сразу после больницы. В Москве восстанавливаться сложнее-пространства меньше. Режим корректируется ежедневно по состоянию здоровья.

Обязательно- 3 раза в день гимнастика по 20-30 мин, два раза по 20-30 минут чтение вслух, а “про себя” как настроение, два раза прогулки по участку-наматывал круги. Зарядка для глаз один-два раза в день.

Пока подъем в 7, отбой в 22, и днем 40 мин сна.

26 апреля муж самостоятельно впервые доехал с дачи до поликлиники в Москве. По времени это следующее — 1,3 км пешком, 40 мин электричка, 30 мин метро, 1,2 км пешком. И сам прием. В общем, почувствовал себя человеком. Потом обратно, но уже со мной. Правда не от поликлиники, а от вокзала. Я горжусь им, поскольку 1 апреля — это было три круга на участке, в общей сложности 500 метров, наверное.

Поскольку я поняла, что не справляюсь, и загоняю себя — начала искать «единомышленников» , чтобы он общался с разными людьми , а не только со мной. Поэтому Ваш блог, как отдушина.

Еще остро стоит вопрос инвалидности. Брать инвалидность не хочет муж, и я считаю это нецелесообразно. Через год он восстановится, инвалидность не продлят , а новую работу в 56-57 лет найти крайне сложно.

Почитав в блоге про вождение машины, решил попробовать. Выехать , заехать в ворота, покрутиться на парковочной площадке получается. Огромная радость для супруга — габариты чувствую!! На дорогу — рано, надо выяснить, что же все-таки со зрением.

Так что мы пока в процессе реабилитации, что будет дальше и как — посмотрим.

И мы полностью согласны с Вами, Виталий — мы никогда уже не будем прежними, мы будем лучше!!»

Рассказанное Татьяной вызывает у нас полное понимание. Замечательный пример правильного и активного восстановления.

Формула реального восстановления: забота и поддержка близкого человека + мужество и упорство + разумный подход= успешное восстановление.  

Татьяна, спасибо большое за интересный рассказ. Вы МОЛОДЦЫ! Желаем Александру скорейшего и полнейшего выздоровления)))

Источник: https://www.insult.blog/single-post/2017/05/04/Aleksandr-55-let-Perenos-insult-v-yanvare-2017-goda

Расстройства речи, чтения и письма после инсульта. Как родные и близкие больного могут ему помочь?

Что почитать человеку после инсульта

Афазия, встречающаяся почти у трети больных, перенесших инсульт, это своеобразное расстройство мышления, при котором нарушается возможность правильно оперировать словами.

В одних случаях больной не может составить фразу или вспомнить нужное слово, в других перестает понимать речь окружающих.

Однако, как правило, у больных с афазией полностью сохранены интеллект, образное мышление, зрительная память, зрение, слух, с опорой на которые и работает специалист по восстановлению речи.

Кроме афазии у больных, перенесших инсульт, встречается и другой вид речевого расстройства — дизартрия, для которой характерно нарушение правильного произношения звуков и слов. В отличие от больных с афазией при дизартрии сохранены «внутренняя речь» (речь про себя), понимание речи окружающих, чтение и письмо.

Восстановление движений и речи не всегда идет параллельно. Процесс восстановления речи иногда происходит несколько медленнее, чем восстановление движений, и может продолжаться и год, и два, а в некоторых случаях три и даже более лет.

И здесь роль семьи неоценима, тем более что логопедическая служба имеется лишь в нескольких городах страны.

Родственники, получив необходимую консультацию у логопеда или врача, знакомого с проблемой логопедического обучения, в значительной степени могут помочь больному в восстановлении речи и таких тесно связанных с речью функций как чтение и письмо. Помощь в этом могут оказать различные пособия по коррекции речи.

Занятия по восстановлению речи рекомендуется начинать уже в первые 1-2 недели после инсульта. Именно в это время наблюдается наибольшая эффективность восстановительного обучения.

Родным и близким больного необходимо знать, что интеллект при нарушении речи, как правило, не страдает и к больному с афазией нельзя относиться как к полупомешанному или как к неразумному ребенку. Даже при грубых нарушениях речи сохраняется не только логичность мышления и адекватная реакция на окружающее, но и творческие способности.

Так, известный русский композитор Альфред  Шнитке, страдая последние годы жизни речевыми нарушениями в результате повторных инсультов, продолжал сочинять прекрасную музыку.

Моторная афазия

Моторная афазия развивается при поражении заднелобных отделов левого полушария (т.н. речевой зоны Брока). Расположенный в этой области центр моторной речи регулирует не только выбор звуков, слогов и слов в процессе речевого высказывания, но и выбор предлогов, окончаний существительных и глаголов, т.е. организует синтаксическое оформление предложения.

При поражении этой области больной застревает на каком-либо слове и слоге и несколько раз его повторяет, либо с трудом переходит к следующему слову, в результате чего в речи возникают длительные паузы. В наиболее тяжелых случаях речь полностью отсутствует или больной способен повторять лишь отдельные слова.

Больных с нарушением собственной речи, в основном встречающимся при моторной афазии, важно побуждать к собственным высказываниям, строить разговор с ними в виде беседы, диалога, чаще обращаться с каким-нибудь вопросом при выполнении ими работы по дому. За обеденным столом, за просмотром телепередач.

Сам больной, особенно на первых порах, при ответах, не должен торопиться, стараясь произносить слово или фразу четко и медленно.

Иногда занятия, проводимые с больным его родственниками, ограничиваются лишь упражнениями в названии и повторении отдельных предметов, как правило, существительных в именительном падеже.

И в дальнейшем по мере восстановления речи у них может выработаться т.н.

«телеграфный стиль», когда такой больной вместо фразы «Вынь из холодильника тарелку с ветчиной» говорит «Холодильник, тарелка, ветчина».

Во избежание этого надо сразу же стремиться к формированию речи, состоящей хотя бы на первых порах из коротких фраз типа «здравствуйте», «хочу пить», «дайте хлеб», «идем гулять».

Большую роль в восстановлении собственной речи играют методики «расстормаживания». Расстормаживание речевой функции возможно за счет вовлечения сохраненных речевых автоматизмов: порядковый счет до десяти, название дней недели и месяцев года, куплеты любимых песен и строфы знакомых стихотворений.

По мере восстановления речи в занятиях с больным переходят к повторению относительно простых фраз, тема которых подсказана последними событиями дня: «Сегодня был врач. Я чувствую себя лучше. Сейчас я буду обедать. Дайте мне лекарство».

По мере улучшения речи больного от диалога переходят к восстановлению монолога — собственному речевому высказыванию больного и осуществляется это восстановление в несколько этапов:

— Пересказ рассказанного логопедом или прочитанного больным текста (первоначально очень простого, в дальнейшем –более сложного);

— Рассказ по картинке;

— Рассказ на заданную тему: «в магазине», «в аптеке», «в театре», биографии известных больному писателей, ученых, общественных деятелей;

— Рассказ о собственной жизни, о проведенном дне;

— Коллективное (в семье, логопедической группе) обсуждение какой-либо темы.

На определенном этапе восстановления речи имеет смысл использование магнитофона. Больной прослушивает наговоренный им текст, находит сделанные ошибки, повторяет его и снова слушает запись.

Сенсорная афазия

В задних отделах височной доли левого полушария головного мозга расположен центр понимания речи окружающих (центр Вернике), принимающий участие в восприятии на слух специфических звуков речи (фонем) и осуществляющий слухоречевую память. При поражении зоны Вернике возникает нарушение понимания речи окружающих, в основе которых лежит нарушение фонематического слуха и слухоречевой памяти.

Понимание речи включает три основных компонента:

— Понимание значения слова;

— Понимание значения предложения;

— Понимание значения целевого высказывания.

Соответственно восстановлению понимания речи также проходит три этапа: от понимания значения слова к пониманию предложения, а затем и высказывания в целом.

Большое значение имеет угадывающее понимание, когда больной не понимает высказывания в целом, но по отдельным понятным ему словам и по ситуации может угадать, что хочет сказать собеседник.

Это иногда вводит в заблуждение родных, ошибочно полагающих, что больной все хорошо понимает.

Самым губительным для восстановления речи является так называемая «речевая изоляция» больного, когда он предоставлен сам себе, с ним мало разговаривают, его не приглашают для участия в общей беседе, для обсуждения домашних проблем.

Для стимуляции понимания речи окружающих используют беседы, в основном, на простые темы. Спрашивают у больного, хочет ли он есть, пить, пойти погулять, спать, просят его передать какой-либо предмет (не показывая на него пальцем), или произвести какое-либо действие (встать, сесть, взять вилку, включить телевизор и т.д.).

Если больной затрудняется выполнить действие или показать предмет, необходимо подсказать ему и повторно его попросить. После освоения простых операции круг предметов и действий расширяется.

Чтобы больной с сенсорной афазией осознал свой речевой дефект, ему предлагают списать несколько простых слов или решить простые арифметические  параметры. Больному надо деликатно показать его ошибки.

Та как у него нарушено понимание речи, объясняться с ним приходится с помощью мимики и жестов. Если больной игнорирует жесты и мимику собеседника, можно подчеркнуть его ошибки красным карандашом.

Для восстановления понимания речи используют картинки с изображением различных предметов, животных, частей тела, с подписями к ним. Удобно использовать картинки из детского лото.

Больного просят разложить подписи к предметным картинкам, обозначающие их слова, написанные на отдельных маленьких полосках бумаги. Когда больной научится справляться с этим заданием, предлагают списывать эти подписи и читать их вслух.

Восстановление чтения и письма

Параллельно с речевым общением и занятиями по восстановлению устной речи больных необходимо обучать чтению и письму, т.к. восстановление этих функции в значительной степени будет способствовать  и восстановлению речи. Если нет надежд на восстановление письма правой рукой, следует учить больного писать левой.

Лучше начинать обучение письму, чем печатанию на машинке/компьютере, т.к.  письмо прописью тесно связано с функцией речи. В дальнейшем при удовлетворительном восстановлении навыков письма прописью можно начать обучение печатанию на машинке/компьютере, особенно в тех случаях, когда больной владел уже ими до болезни.

Чтение лучше начинать с печатных слов, письменные задания больному стараться на первых порах писать печатными буквами и лишь в дальнейшем переходить на прописные буквы, написанные разборчиво и четко. С первых дней, еще до полного восстановления функции чтения следует больному давать просматривать газеты и журналы, которые он имел обыкновение читать до болезни, т.к.

у больных даже с нарушением функций аналитического чтения часто сохраняется возможность угадывающего чтения.

Для проведения занятий по восстановлению речи, чтения, письма требуются различные пособия:

— Предметные и сюжетные картинки (их можно вырезать из детских книг, журналов);

— Разрезная азбука, букварь;

— Книги для чтения; на первых порах это книги для младшего возраста: сказки, рассказы, например Л.Н. Толстой, учебники русского языка для иностранцев.

Занятия по восстановлению речи при хорошем общем состоянии больного проводятся по 30-60 минут 1-3 раза в день. Однако многие больные не могут долго концентрировать свое внимание. При длительном умственном напряжении у них возникают головные боли, головокружение, повышается кровяное давление.

В этих случаях занятия следует проводить по 10-15-20 минут, но количество их в течение дня увеличить до 5-7 раз.

Однако, стремясь почаще проводить восстановительные занятия, не надо оказывать психологическое давление, когда больной плохо себя чувствует или не в настроении; не следует прерывать, если он хочет что-либо сказать, но это плохо получается.

Источник: https://neuroreab.ru/article/2019/rasstrojstva-rechi-chteniya-i-pisma-posle-insulta-kak-rodnye-i-blizkie-bolnogo-mogut-emu-pomoch/

Восстановление речи после инсульта: каких ошибок важно избежать

Что почитать человеку после инсульта

Одним из последствий инсульта является нарушение речи разной степени тяжести. О важности ранней реабилитации под наблюдением специалиста, а также о том, как близкие пациента могут, сами того не желая, навредить ему, Medical Note поговорил с врачом-нейропсихологом московской Клиники восстановительной неврологии Алиной Николаевной Ильичевой.

Врач-нейропсихолог московской Клиники восстановительной неврологии Алина Николаевна Ильичева.

Инсульт занимает третье место в мире среди причин смертности, а также является одной из основных причин инвалидизации. Если человека удается спасти, какие последствия возможны?

— Инсульт — это острое нарушение мозгового кровообращения, которое достаточно быстро развивается (несколько минут или часов) и влечет за собой гибель клеток головного мозга из-за кислородного голодания. Различают несколько видов инсульта. Преобладает инсульт по ишемическому типу (инфаркт мозга) — это более 70% всех инсультов.

Последствия очень серьезные и зависят от того, в каком полушарии случилось сдавливание или разрыв сосудов: в доминантном или в субдоминантном.

Сдавливание сосуда происходит из-за закупоривания тромбом, поэтому клетки мозга не получают кислород. Ведь мозг насыщается кислородом, благодаря кровеносной системе. И если сосуд закупорился оторвавшимся тромбом, нарушается питание мозга, и в этом случае говорят об ишемическом инсульте.

Причиной геморрагического инсульта становится разрыв сосуда, когда мозг заливает кровью. В доминантном полушарии — у большинства людей это левое — находятся речевые центры.

Если инсульт случился в доминантном полушарии, то последствием станет афазия, то есть нарушение речи. Оно может быть полным или частичным и охватывает все языковые уровни: лексику, грамматику, фонетику, синтаксис.

Наиболее часто встречаются два вида: моторная афазия, когда человек теряет способность говорить, произносить звуки и слова, и сенсорная афазия, когда человек перестает понимать речь, значение слов.

Есть также речевые афазии, которые затрагивают мнестические процессы (память): человек не помнит недавние события и не может о них сказать.

Все эти нарушения речи, вызванные инсультом, можно и нужно корректировать с нейропсихологом в процессе реабилитации.

Нарушения речи после инсульта корректирует нейропсихолог.

Как скоро после инсульта надо приступать к реабилитации?

— Реабилитацию надо начинать, как только стабилизируется общее состояние, как только человек придет в состояние сознания. Надо, конечно, понимать, что реабилитация предстоит длительная, но затягивать с ее началом нельзя.

Какие методики по восстановлению речи используют в вашей клинике?

— Для восстановления речи после инсульта используется медикаментозная поддержка, физиотерапия, а также различные развивающие методики, которыми занимается нейропсихолог. Они направлены на восстановление памяти, гнозиса (восприятия), праксиса (способности выполнять целенаправленные двигательные акты, например, шевелить рукой), речи.

С пациентом в период реабилитации также занимается логопед и логопед-афазиолог.

Если у пациента в результате инсульта поражено доминантное полушарие, то в работе по восстановлению речи врач может опереться на зеркальные центры, которые находятся в субдоминантном полушарии.

Например, человек — правша, у него не работает правая рука, но его можно научить писать левой, пусть и не так хорошо, как он писал правой. Но не надо забывать, что письмо и жесты — это вид речевой деятельности. Поэтому если пациент полностью утратил речь, можно использовать криптограммы (карточки с рисунками) для общения или язык жестов.

Как правильно вести себя родственникам человека, перенесшего инсульт?

— Родственникам надо сохранять спокойствие, доброжелательность по отношению к больному и обязательно довериться специалистам. Очень важно, чтобы родные сами, без консультации с врачом, не принимали решений о тех или иных способах реабилитации.

Не надо покупать буквари, давать больному карточки со словами или буквами, предлагать различные упражнения без консультации специалиста.

Желая достичь максимально быстрого выздоровления, близкие в интернете находят программы реабилитации и просят больного все это выполнить, а у него не получается.

И в такие моменты он только укрепляется в своей неполноценности.

Ведь человек уже пострадал, перенес серьезное заболевание, у него и так высок риск развития постинсультной депрессии, а тут еще упражнения, которые не соответствуют его плану реабилитации.

Или родные предлагают больному такие упражнения, которые у него не вызывают никаких трудностей, тогда он слышит: «А ты, оказывается, все умеешь. А почему не говоришь? Ты, наверное, просто ленишься». Это тоже усугубляет положение. Такое поведение родственников — это то же самое, как бездумно назначать лекарства, заниматься самолечением.

Реабилитацию при нарушениях речи после инсульта надо начинать как можно скорее и проводить под контролем нейропсихолога.

От каких еще ошибок поможет уберечь специалист, занимающийся реабилитацией после инсульта?

— Родным людям бывает тяжело понять, что реабилитация больного, перенесшего инсульт, — тяжелый, кропотливый труд для него. Часто близкие, не видя мгновенных результатов, начинают нервничать и упрекать больного: «Ты не хочешь, не стараешься». А ведь в его состоянии успех — даже то, что он пальцем может показать предмет или самостоятельно сел.

И неспециалист не понимает, что даже такие простые вещи — это положительная динамика реабилитационного процесса. Родственники не могут правильно интерпретировать достижения больного, не могут из-за отсутствия медицинских знаний оценить, сколько ему труда потребовалось.

От чего зависит прогноз реабилитации?

— Прогноз зависит от величины очага поражения, локализации, от того, какие корковые зоны поражены, насколько затронуты высшие психические функции. Главное, как можно раньше начать реабилитацию под контролем специалиста.

Нейропсихолог занимается больным каждый день?

— Интенсивность и частота занятий зависят от общего состояния больного, от степени его утомления и истощаемости. Важна поддержка семьи и общий настрой. Доказано, что при инсультах страдает мышление, правда, не все его виды.

Однако это может оценить только нейропсихолог. Исходя из этого, и строятся сеансы по реабилитации. Процесс восстановления речи занимает минимум от трех до шести месяцев.

Возможно ли полное излечение, восстановление после инсульта?

— Шансы на восстановление повышаются при ранней реабилитации, сохранности интеллекта больного, активной заинтересованности больного в восстановлении и поддержке семьи, правильно подобранной программе реабилитации.

Существует ли профилактика инсульта? Как защитить себя и близких от такого тяжелого заболевания?

— Профилактикой инсульта считается здоровый образ жизни. Человек должен правильно питаться, соблюдать режим сна и бодрствования, работы и отдыха, заниматься спортом, отказаться от вредных привычек, а также регулярно проходить диспансеризацию и проверять сосуды.

В зоне риска находятся мужчины старше 50 лет. Однако в последние годы инсульт молодеет и затрагивает людей и в 40, и в 30 лет. К этому приводят эмоциональные перегрузки и малоподвижный образ жизни, неправильное питание.

Профилактикой инсульта считается здоровый образ жизни.

Что бы вы посоветовали тем, кто столкнулся с этой бедой и старается вернуться к полноценной жизни?

— Реабилитацию после инсульта не надо откладывать на время после выписки из больницы, начинать надо как можно быстрее и обязательно под контролем специалистов. Я хотела бы еще раз подчеркнуть, что непрофессиональный подход к реабилитации вредит больному, увеличивает вероятность развития депрессии, потери желания что-то делать.

Часто родственники быстро все бросают, так как не видят сиюминутных улучшений. Или же, наоборот, окружают больного гиперопекой и не дают ему самому делать то, что он вполне может делать самостоятельно, тем самым снижая его мотивацию на восстановление.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/59c4ede73c50f71d116106cb/5d31772fd11ba200ad106b96

Про Инсульт
Добавить комментарий